Даме в соседнем ряду...

Я был застенчив от природы
и подойти не смел в те годы...
Теперь я более беспечен -
и рад хотя б подобью встречи.

                *  *  *
Призрачное

Хочу здесь задержаться привиденьем
(а добрым или злым - я не решил),
чтоб следовать везде за вами тенью
и защищать от прочих гнусных сил.
                *  *  *
Шаг навстречу

В виду прискорбного событья
не смог тогда вас посетить я.
Вы, наконец, меня простили -
и запоздало посетили.

Жизнь исчезает незаметно,
на протяженьи долгих лет:
ты, вроде, жив по всем приметам -
и вдруг глядишь - тебя уж нет!

Не огорчайся: всё пустое;
Природой так заведено:
чтоб не было в делах застоя,
отстой спускается на дно.

Обставь уход как приключенье,
аттракцион последних дней;
учти, что это развлеченье
уже не повторить поздней.

Надеюсь, я тебе помог.
А дальше... пусть рассудит Бог.

Этим сонетом мастер Гамбс завершает цикл "Прощание в 12-ти простых сонетах". Либо это будет небольшая книжечка ("сингл"), либо раздел в большой книге "Паломничество без определенных намерений" - как подберётся материал. Всем, кто читал, спасибо: надеюсь, это вас развлекло.
Ну, вот - отпели, и отъели,
и отшумели торжества:
лежу здесь, как мудак последний -
без перспектив, без естества.

Задолго до больничных коек
себе местечко присмотрел
предусмотрительный покойник -
заранее успел, пострел!

Чтоб обойтись без ора-торий,
санитарию соблюсти,
Ваш друг - уютный крематорий
согреет Вас в конце пути:

он объективно-одинаков,
всё превращая в урну с прахом.


Старики на могилке сына
<-- (Здесь могла бы быть реклама вашего крематория.)
Итак, тебя забыли в щели...
ну, если ты не завещал
скелет - в музей,  в театр - череп,
чтоб он там Йорика играл.

Природа в милом милосердьи
всё сущее пускает в ход,
даруя атомам бессмертье...
а вот живым - наоборот.

Есть униженье в пораженьи.
Хотя уже придуман план:
спасают труп от разложенья
антибиотики все стран,

мумифицируя умело
не только душу, но и тело.
Душа промокла до изнанки,
кругами бродит под дождём...
Вот, наконец, везут останки
на новоселье. Подойдём.

Сказали что-то. Помолчали.
По горсти бросили земли.
Каркас собрали и в печали
вокруг могилы обошли.

Читаем надписи... Ну, точно!
Похоронили не-Меня!
Здесь остаётся оболочка,
не-Я - теперь душа моя!

Стою, скорблю над бренным телом...
Когда-то части были целым.
Душа с прискорбьем покидает
смиренно сдавшуюся плоть;
она резонно полагает:
распад теперь не побороть;

симпатизируя останкам,
настраиваясь на покой,
она заскочит спозаранку
в девятый день, в сороковой...

Душевно наше расставанье,
у каждого свой выбран путь;
шепнём с надеждой: "До свиданья!
До новых встреч когда-нибудь..."

Хотя... загробный мир тенистый
опровергают атеисты.
Заросший холмик не ухожен.
Портрет старухи. Скошен крест.
На старых фото все похожи:
две даты - общий русский пресс.

Капризы власти и погоды.
А ты бы смог пройти живым
сквозь эти проклятые годы
и быть красивым? молодым?

Простите. Мы не поумнели.
И даже собственную жизнь
наладить так и не сумели -
и бесшабашно мчимся вниз.

И, значит, промежуток дат
опять отметит чей-то ад.
Он строил дом, гараж и дачу,
трудился, не жалея жил.
И получил инсульт в придачу.
Покойся с миром. Заслужил.
Где-то год назад (или более) я придумал "Сонет, предусмотрительно написанный загодя". Меня всегда интересовала тема смерти - точнее, переходов: бытие - в не-бытие, Я - в не-Я; тот тонкий момент, когда Я - вдруг!? - прекращается. Я пытался это понять, принять, осмыслить. Был ли это страх? Да, первоначально - как дети инстинктивно боятся (точнее - страшатся) кладбища, особенно ночью. Так или иначе, вопрос о собственной смерти всё равно возникает - прячься от него или нет.

Преодоление этого страха происходило у меня двумя способами. Во-первых, в юности я участвовал в "похоронной команде", т.е. "помогал" в подготовке и проведении  похорон; как и у врачей - это развивало здоровый цинизм. Во-вторых, по методологии
Михал Михалыча Зощенко (Возвращённая молодость; Голубая книга; Перед восходом солнца) я проанализировал, насколько мог глубоко, свои воспоминания о детстве, что позволило многое понять в себе - в том числе и мои взаимоотношения со смертью (отнюдь не простые, как оказалось).

Естественным образом, поскольку я принадлежу так или иначе к "христианской" цивилизации, я воспринимаю и её символы: Бог, вечная жизнь после смерти, воздаяние по делам - и т.п.; хотя конечно же являюсь атеистом; в крайнем случае - агностиком. Используя символы "Бог", "Рай", "Сатана" и пр., я не принимаю их существования: просто они удобным образом позволяют в аллюзиях глубже прояснить некоторые общеупотребительные смыслы.

Итак, заканчивая краткое предуведомление, хочу сказать: как и в "Сонете, предусмотрительно написанном загодя", я просто хочу отрефлексировать те моменты знаменательного события, когда Меня уже становится не быть, но поучаствовать активно самому в этом мероприятии ещё хочется - жаль пропустить такое удивительное приключение! Поэтому и было написано "Прощание в N простых сонетах". Определённая логика развития сюжета в нём, конечно, имеется, но каждый сонет - это всё же отдельный взгляд на какое-то событие, умозаключение; а всё в целом - это не роман: думаю, он был бы скучен, поскольку пришлось бы - так или иначе - обосновывать описываемые явления, привлекая обширные внешние источники, цитировать, ссылаться... Оставим это людям учёным.

Попутно, в результате (умозрительных) прогулок по кладбищу, пришли мне в голову несколько эпитафий - жанр достаточно уже разработанный; в частности, мы знакомы с ним по
переводам Маршака. Никого конкретно в этих стишках я не подразумевал, случайное сходство абсолютно случайно.

"Весёлое кладбище" пока меня забавляет. Никаких трагедий! Здоровый цинизм - основа долгой и счастливой жизни. Надеюсь, вам тоже показалось это забавным - и вы даже пару раз улыбнулись. Я рад.

А жизнь вообще несправедлива,
и смерть бывает её под стать:
ты зло употребляешь пиво -
и вот лежишь - ни сесть, ни встать.
Учился в "меде" не напрасно,
запомнив раз и навсегда:
"Самолечение опасно!"
Забылся. И попал сюда.
Окинем взором город мёртвых
(напомню: здесь не-Я теперь):
среди надгробий распростёртых -
обломков жизненных потерь -

то тут, то там торчат спесиво
не мавзолеи, но почти:
кому-то сделали красиво,
кого-то преданно почли;

изящно выписаны лица,
"безвременно от нас ушёл...";
умел он жизнью насладиться -
вот и лежится хорошо;

на то и главная аллея:
здесь погребают, не жалея.
Напомню: я - уже не это.
И всё же мне не по себе:
один; на кладбище; без света;
повсюду жмурики в земле.

Собака искренне завоет;
ночная птица пролетит...
Поминки. Принесли второе...
Я вам не порчу аппетит?

не-Я засунут в твердь земную,
не-Мне несладко в этот час;
не-Мы ведём здесь жизнь немую:
всё больше на Земле не-Нас.

Итак, теперь - вне бытия:
Я привыкаю быть не-Я.
Здесь холм вздымается настырно,
отрыт окоп на склоне том...
Как это ни было б противно,
но эта щель - теперь мой дом.

Здесь тесновато, неопрятно;
покрытое водою дно...
Мне субъективно неприятно,
но объективно - всё равно.

Вокруг другие новосёлы
уже пополнили ряды.
Покой. Хотя и невесёлый.
Спускают. Отдохнёшь и ты.

Покойник был резов, но мил.
Теперь он спит среди могил.
Безбожье в нас внедряла школа,
нетолерантность - гопота...
Не пригласить ли для прикола
на отпевание попа?

Служитель культа бородатый
займёт народ на полчаса;
желательно, чтоб был поддатый,
на крайний случай - с бодуна:

богаче голос, глубже смыслы...
Я позавидую ему:
он сможет вечером напиться,
а мне, похоже, не нальют...

Поклонник Вакха и Венеры -
он людям успокоит нервы.
Неловкость двух миров понятна:
один - ушёл, другие - здесь;
ушедший не придёт обратно,
оставшимся туда не влезть.

Коммуникации в запрете,
общенье тоже не грозит...
Хотя вдруг призраком в туалете
возникнет этот паразит!?

Пора всю эту панихиду
нам завершать, в конце концов;
немного постоим для виду - 
прощай, дружище! будь здоров!

Хотя ты был чудесный малый,
но всё ж и нагрешил немало!
Предвидя скорбь на ваших лицах
в последний час, в последний вздох,
я должен сразу извиниться:
планирую не я, но Бог.

Я мог бы тихо телепаться
ещё полста и боле лет
и вас не огорчал бы, братцы,
досрочно покидая свет;

но нас ведёт чужая воля -
и ей положен нам предел
обгаживать сей мир доколе,
обделать сколько славных дел.

Так что отнюдь не я виною,
что вы явились предо мною.
Пора! Душа покоя просит.
Настырный дождик моросит.
Недомоганий злая россыпь
не украшает внешний вид:

лицо - подвяленная груша,
живот мешком свисает вниз,
глаза слезятся, глохнут уши -
и всё печальней эпикриз.

Так вот - не доходя до края,
пока ещё я здесь, не там -
по эту сторону от Рая,-
прощусь с самим собою сам:

потороплюсь, пока я тут -
потом, пожалуй, не дадут...


Думал, что же мне это так знакомо...- и вспомнил: Александр Сергеевич!
Пора, мой друг, пора! [покоя] сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
Предполагаем жить, и глядь — как раз — умрём.

Не тратьте время на прощанье:
что здесь лежит - уже не я;
я растворился в Мирозданьи,
отбросив бренность бытия.

Лежать легко. Жаль, ваши шутки
теперь уже не про меня:
тупой, бесчувственный, нечуткий -
я их на Вечность променял.

Останки в тесной, жёсткой таре
отправятся в последний путь.
Всем заглянувшим благодарен,
потом зайдите помянуть

и после водки с винегретом
признайте, что я был поэтом.

Profile

dr_jekyll44: aun aprendo (Default)
dr_jekyll44

July 2017

M T W T F S S
      12
34 567 8 9
10111213 141516
17 18 192021 2223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 2017-07-24 16:49
Powered by Dreamwidth Studios