Евгений Львович Шварц (1896—1958). Советский драматург, добрый сказочник, который писал самые правдивые сказки на свете. Это и шесть десятилетий назад было понятно — а сегодня становится просто-таки пугающе ясным. Перечитаем — пока и его не запретили...

«Голый король»

С тех пор как его величество объявил, что наша нация есть высшая в мире, нам приказано начисто забыть иностранные языки.

Уважая ваши седины, предупреждаю вас: ни слова о наших национальных, многовековых, освященных самим создателем традициях. Наше государство — высшее в этом мире! Если вы будете сомневаться в этом, вас, невзирая на ваш возраст… Чтобы от вас не родились дети с наклонностями к критике.

Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю — простите мне мою разнузданность — вы великан! Светило!

Подумаешь, индийский могол! Вы не знаете разве, что наша нация — высшая в мире? Все другие никуда не годятся, а мы молодцы. Не слыхали, что ли?
Read more... )
Дмитрий Быков: Ангелы

Великий роман в мелкой оптике времени

Писать о художественных достоинствах сериала Владимира Хотиненко «Бесы» (о сериале см. стр. 24) я здесь не собираюсь — куда интересней проблема авторской избирательности, акцентирование одних эпизодов и отсеивание других. В сериале есть Шигалев, но практически нет шигалевщины, заветной тетрадки, из которой как раз понятно, с чем были связаны главные опасения Достоевского относительно русской революции. Есть визит Ставрогина к Тихону (знаменитая глава, выпущенная Катковым при первой публикации), но почти нет исповеди Ставрогина. Есть Тихон — но нет юродивого Семена Яковлевича и приставленного к нему монаха, а ведь это еще один лик церкви, по Достоевскому, и лик отнюдь не благостный. Я понимаю, что всего не вместишь, но показателен сам выбор вмещенного. Персонаж есть — но суть его выхолащивается либо подменяется, как в случае Верховенского-младшего: вместо расчетливого, отлично владеющего собой провокатора, непрерывно меняющего маски, — перед нами талантливо сыгранный безумец, упивающийся собственной мерзостью (вот уж чего в Верховенском нет — так это сознания своего падения: он перед собой безупречно прав, и это самое страшное, — Шагин же играет декадента, сладострастника).
Read more... )

Разговор замечательного драматурга Александра Володина с обозревателем “Новой газеты” Аллой БОССАРТ в Ленинграде-Петербурге накануне Дня Победы

www.novayagazeta.ru

Мушкетеры 170 лет спустя

Король, конечно, поставил Марлезонский балет, но не там и не тогда (не в Hôtel de ville, и не 1626 году, а в замке Шантийи в 1635-м). Прототипы Атоса, Портоса, Арамиса и д'Артаньяна не могли участвовать в приключениях с подвесками. Атос умер за пять лет до того, как устроил побег герцога де Бофора из Венсенского замка. И так далее. Если бы организаторы выставки, проходящей в Музее армии, хотели доказать только то, что Дюма «изнасиловал историю», «Новая» не стала бы вам это показывать.

Хотя бы потому, что другие уже показали — убедительно и давно: например, Жан-Кристиан Птифис в своей книге «Истинный д'Артаньян» (1982). Впрочем, Дюма не претендовал на «правду». А нам ее хочется. Так вот, Музей армии (Дом Инвалидов) собрал сейчас все значимые предметы, имеющие отношение к мушкетерам. 27 музеев и обществ отдали последнее, чтобы дополнить богатые сюжеты Дюма доказательствами-опровержениями. Самые интересные мы сейчас вам представим.

Начнем с доспехов кардинала Ришелье и короля Людовика XIII (фото 1). Когда читаешь технические характеристики, начинаешь догадываться, кто имел больший политический вес. Доспехи Людовика весят 20 кг 780 г, доспехи Ришелье — 47 кг 700 г. В этом наряде железный кардинал стоял под стенами Ла-Рошели. Как вы, наверное, уже знаете, наши любимые мушкетеры не могли участвовать в этой осаде вместе с кардиналом, королем и другими мушкетерами — хотя бы по молодости лет (например, д'Артаньяну было не больше 15).
Read more... )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] 2013ivan в Давайте выпьем за алкоголь — источник и решение всех наших проблем!

Гомер Джей Симпсон. Инспектор по безопасности атомной станции, 39 лет,

Если действительно хочешь чего-то добиться в жизни, придется много над этим работать. А теперь тихо: сейчас объявят выигрышные номера лотереи.

Люблю, чтобы пиво было холодным, телевизор работал громко, а гомосексуалисты горели в аду вместе со мной.

Знаете, парни, вы можете смеяться, но мне гораздо приятнее чувствовать на шее сладкое дыхание спящей жены, чем запихивать долларовые купюры в стринги какой-то неизвестной дамочки.

Спокойно, без паники. Если что, заработаю денег, продав одну из своих печенок. Обе мне все равно ни к чему.

Дети — наше будущее. Вот почему их надо остановить сегодня.

Давайте выпьем за алкоголь — источник и решение всех наших проблем!

Пиво... Моя единственная слабость. Моя ахиллесова пята, если хотите.

Если ты счастлив и осознаешь это, выругайся.

Образование мне не поможет. Каждый раз, когда я что-то запоминаю, это что-то занимает место, выпихнув из мозгов что-нибудь еще. Как в тот раз, когда я пошел на курсы виноделия и разучился водить машину.

В церкви больше глупых правил, чем в видеопрокате.

Read more... )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dolboeb в Вечно актуальное
Разбудило меня сегодня РБК ТВ слёзной просьбой прокомментировать новость о том, что прокурор города Кулебаки Нижегородской области через суд требует от «Ростелекома» заблокировать доменное имя livejournal.com в связи с претензиями к вот этому посту от 02.02.2011.

Мне кажется, эту и все прочие новости, связанные с формированием в России чёрных списков запрещённой литературы (экстремистской, пропагандирующей и т.п.), 62 года назад исчерпывающе прокомментировал классик детской литературы Самуил Яковлевич Маршак в стихотворении «Юный Фриц или экзамен на аттестат зрелости». Стихи были опубликованы в газете «Комсомольская правда» 2 сентября 1941 года, юный Фриц с тех пор подрос, возмужал и получил звёздочки на погоны, но жизненных установок не поменял. Слово Маршаку:

Юный Фриц, любимец мамин,
В класс явился на экзамен.
Задают ему вопрос:
— Для чего фашисту нос?
Заорал на всю он школу:
Чтоб вынюхивать крамолу
И строчить на всех донос.

Вот зачем фашисту нос!
Говорят ему: — Послушай,
А на что фашистам уши?
— Ухо держим мы востро,
Носим за́ ухом перо.
Все, что ухом мы услышим,
Мы пером в тетрадку пишем —
В наш секретный «ташен-бух».
Вот зачем фашисту слух!
Вопрошает жрец науки:
— Для чего фашисту руки?
— Чтоб держать топор и меч,
Чтобы красть, рубить и сечь.
— Для чего фашисту ноги?
— Чтобы топать по дороге —
Левой, правой, раз и два!
— Для чего же голова?
— Чтоб носить стальную каску
Или газовую маску,
Чтоб не думать ничего.
(Фюрер мыслит за него!)
Похвалил учитель Фрица:
— Этот парень пригодится.
Из такого молодца
Можно сделать подлеца!
Рада мама, счастлив папа:
Фрица приняли в гестапо.

В следующем году расширенная версия этой сказки была экранизирована режиссёром Козинцевым в виде получасового игрового фильма. Но там уже больше про воспитание Ульяны Схуйбеды.

Правила жизни: Габриэль Гарсиа Маркес

Я всегда хотел сочинять мыльные оперы. Для людей вроде меня, желающих единственно, чтобы их любили за то, что они делают, мыльная опера гораздо эффективнее романа.

Нам приходится бороться с окаменением языка. Такие слова, как «народ», «демократия» потеряли свое значение. Всякий, кто может организовать выборы, считает себя демократом.

Я пытался писать сказки, но ничего не вышло. Я показал одну из них моим сыновьям, тогда еще маленьким. Они вернули ее со словами: «Папа, ты думаешь, дети совсем тупые?»

Я стараюсь предотвратить неприятные сюрпризы. Предпочитаю лестницы эскалаторам. Все что угодно — самолетам.

США инвестируют в Латинскую Америку огромные деньги, но у них не получилось то, что мы сделали без единого цента. Мы меняем их язык, их музыку, их еду, их любовь, их образ мыслей. Мы влияем на Соединенные Штаты так, как они хотели бы влиять на нас.

СПИД лишь добавляет любви риска. Любовь всегда была очень опасна. Она сама по себе — смертельная болезнь.

Проститутки были моими друзьями, когда я был молод. Я ходил к ним не столько заниматься любовью, сколько избавиться от одиночества. Я всегда говорил, что женился, чтобы не завтракать в одиночестве. Конечно, Мерседес (жена. — Esquire) говорит, что я сукин сын.

У меня была жена и двое маленьких сыновей. Я работал пиар-менеджером и редактировал киносценарии. Но чтобы написать книгу, нужно было отказаться от работы. Я заложил машину и отдал деньги Мерседес. Каждый день она так или иначе добывала мне бумагу, сигареты, все, что необходимо за работой. Когда книга была кончена, оказалось, что мы должны мяснику 5000 песо — огромные деньги. По округе пошел слух, что я пишу очень важную книгу, и все лавочники хотели принять участие. Чтобы послать текст издателю, необходимо было 160 песо, а оставалось только 80. Тогда я заложил миксер и фен Мерседес. Узнав об этом, она сказала: «Не хватало только, чтобы роман оказался плохим».

Если во что-то вовлечена женщина, я знаю, что все будет хорошо. Мне совершенно ясно, что женщины правят миром.

Единственное, чего женщины не прощают, это предательство. Если сразу установить правила игры, какими бы они ни были, женщины обычно их принимают. Но не терпят, когда правила меняются по ходу игры. В таких случаях они становятся безжалостными.

У меня был спор с профессорами литературы на Кубе. Они говорили: «Сто лет одиночества» — необычайная книга, но она не предлагает решения». Для меня это догма. Мои книги описывают ситуации, они не должны предлагать решений.

Я мелкобуржуазный писатель, и моя точка зрения всегда была мелкобуржуазной. Это мой уровень, мой ракурс.

Если бы я не стал писателем, я хотел бы быть тапером в баре. Так я помогал бы влюбленным еще сильней любить друг друга.

Моя задача — чтобы меня любили, поэтому я и пишу. Я очень боюсь, что существует кто-то, кто меня не любит, и я хочу, чтобы он полюбил меня из-за этого интервью.

Великие бедствия всегда порождали великое изобилие. Они заставляют людей хотеть жить.
Дмитрий Быков: «Фантастика была и будет главным направлением мировой литературы»

Советская фантастика всегда была лучшей в мире. Первая причина - в том, что ей очень долгое время приходилось шифроваться от государства. И благодаря этому она освоила массу тонких и сложных приемов: и эзоповы речи, масштабные, сюжетные метафоры, и выдающийся сложный зашифрованный стиль, который придает сюжету непредсказуемость, как скажем, в романе Стругацких «Град обреченных». Советская власть здесь сработала в «плюс».

Вторая причина, по которой советская фантастика всегда была лучшей, – в нее шли те, кто не мог реализоваться в реалистической литературе. Ведь в фантастике меньше ощущалось давление государства. И сейчас мы можем только гадать о том, какие трактаты, какую бы реалистическую прозу написал Иван Ефремов. А Иван Ефремов писал фантастику, так как только в ней он мог реализовать свои гигантские утопические идеи.

Третья причина заключается в том, что советская фантастика во многом является порождением гигантского научно-технического взрыва, который был в Советском союзе. Пусть он был оборонным – не важно. Но то, что профессия физика была самой важной и самой популярной – это факт.
Read more... )
Точная фраза Василия Мельниченко удачно обрисовала окружающую обстановку и мгновенно разошлась по стране.

Однако, Ким Смирнов заметил, что мысль эту впервые высказала Марина Цветаева (Ким Смирнов: ТАК, ВСЁ-ТАКИ, ПРЕВЫСИЛ ЛИ УРОВЕНЬ БРЕДА УРОВЕНЬ ЖИЗНИ? МЫСЛИ НАКАНУНЕ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА РАН.) и вынес это в эпиграф:

«Уровень бреда превысил уровень жизни».
(Марина Цветаева)


Захотелось подтвердить авторство Цветаевой. Вот часть из "Поэмы горы" (13-17 января 1921):

5
Не обман - страсть, и не вымысел,
И не лжет, - только не дли!
О когда бы в сей мир явились мы
Простолюдинами любви!

О когда б, здраво и попросту:
Просто - холм, просто - бугор...
(Говорят - тягою к пропасти
Измеряют уровень гор.)

В ворохах вереска бурого,
В островах страждущих хвой...
(Высота бреда - над уровнем
Жизни
.)
            - На те меня! Твой...

Но семьи тихие милости,
Но птенцов лепет - увы!
Оттого что в сей мир явились мы -
Небожителями любви!

Так что действительно - хотя, может, не в таком изящном контексте.
Н.С.Лесков: Деспотизм либералов

С.-Петербург, воскресенье, 20 мая 1862г.

"Если ты не с нами, так ты подлец!" По мнению автора статьи "Учиться или не учиться", это лозунг нынешних русских либералов. Мы совершенно согласны с автором, что приведенная фраза есть действительно лозунг наших либералов. "Если ты не с нами, так ты подлец!" Держась такого принципа, наши либералы предписывают русскому обществу разом отречься от всего, во что оно верило и что срослось с его природой. Отвергайте авторитеты, не стремитесь ни к каким идеалам, не имейте никакой религии (кроме тетрадок Фейербаха и Бюхнера), не стесняйтесь никакими нравственными обязательствами, смейтесь над браком, над симпатиями, над духовной чистотой, а не то вы "подлец!" Если вы обидитесь, что вас назовут подлецом, ну, так вдобавок вы еще и "тупоумный глупец и дрянной пошляк".
При таких-то воззрениях в наше время слагаются репутации многих или почти всех общественных деятелей.

Ярослав Гашек как «Голова 22»
В чешском городе Липнице-над-Сазавой идут работы по возведению монумента писателю Ярославу Гашеку. Голову писателя из восемнадцатитонной глыбы песчаника высотою в три метра высекает скульптор Радомир Дворжак.

Изображение, которое планируют установить посередине луга на перекрестке автодорог, получит название «Голова 22» с аллюзией на антивоенный роман Джозефа Хеллера «Уловка 22». О скульптуре и о связи Ярослава Гашека с местечком Липципе-над-Сазавой Радио Свобода рассказывает заместитель старосты этого городка Марек Ганзлик.

Из комментов:
Конец 50-х. Ленинград, Озерки. Снимаю комнату у татарки. По вечерам потчует чаем (не пустым!). Приходит соседка. "Кто-то у вас по вечерам рыдает?" Все в недоумении. И я тоже. Возвращаюсь в комнатку и допираю, что это от "Швейка". Я как раз его читал и, будучи в одиночестве, не стесняясь, хохотал до слез. Это верно, что Швейк помогал выживать в совке. Но мои выступления на открытых партсобраниях в ЦИПК (идеологический гадюшник средьмаша!) в 81-86-м годах - это же был чистый Швейк, правда, с надрывом. Как-то меня даже пожалели - как Вы можете себя так растрачивать! Я был и смущен, и доволен собой. А вот к нынешнему времени больше подходят его "Ответы на вопросы" и "Поиски убийцы". Вторая вещь с ее рефреном "Поймать всех непричастных к убийству, тогда убийца окажется в изоляции" , вообще является программным продуктом власти.
М.Е.Салтыков-Щедрин: Современная идиллия. Глава 23. (Кашинское виноделие)

Разумеется, прежде всего нас заинтересовало кашинское виноделие. С давних пор оно составляло предмет миллионных оборотов, послужило основанием для миллионных состояний и питало помещичий патриотизм во всей восточной полосе Тверской губернии. Я помню время, когда вся калязинская Мещера самонадеянно восклицала: ничего нам от иностранцев не надо! каретники у нас - свои, столяры - свои, повара - свои, говядина, рыба, дичина, овощ - все свое! вина виноградного не было - и то теперь в Кашине научились делать! Только об науках своих Мещера не упоминала, потому что при крепостном праве и без наук хорошо жилось.

Read more... )
М.Е.Салтыков-Щедрин: Письмо Елисееву Г.З. 5 марта 1881. Петербург
729. Г. З. ЕЛИСЕЕВУ
5 марта 1881. Петербург

Многоуважаемый Григорий Захарович.

Печать не ослабляется, но обуздывается. Вчера вечером получил циркуляр Гл<авного> упр<авления по делам печати>, которым, под страхом приостановления, воспрещается: 1) говорить о необходимости изменить формы госуд<арственного> устройства; 2) укорять высшие классы в недостатке патриотизма. А сегодня в 4 часа всех редакторов (и меня) созывают в Совет книгопечатания (1).

Посылаю статью о провинц<иальной> прессе (2), с моей корректурой, в которой я сделал некоторые помарки. Не признаете ли Вы нужным перенести их на свои корректуры? Хотя некоторые отметки сделаны сбоку, но я и эти места полагал бы исключить. Очень уж худое время наступает.

М. Салтыков.

Примечания
Печатается по подлиннику: ГБЛ, ф. 576, карт. 2, № 22.
Впервые опубликовано: Изд. 1933—1941, т. XIX, стр. 194, с отнесением к 5—6 марта 1881 г. Датируется 5 марта 1881 г. по упоминанию о созыве редакторов периодических изданий «сегодня <...> в Совет книгопечатания».

(1) 4 марта 1881 г. за подписью Н. С. Абазы было разослано постановление Главного управления по делам печати. В нем указывалось, что «некоторые органы печати, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства, дозволяют себе помещать статьи, в которых выражаются вполне неуместные суждения о необходимости изменения нашего государственного строя, а также высказываются сомнения в недостатке истинного патриотизма в высших слоях общества, будто бы равнодушных интересам народа». В связи с этим «Главное управление по делам печати по поручению министра внутренних дел» «предупреждает гг. редакторов периодических изданий», что «помещение статей подобного содержания повлечет за собою» приостановление издания (ЦГИА, ф. 776, оп. 8, 1881 г., № 2, л. 1). 5 марта редакторы периодических изданий были приглашены «для внушения им крайней осторожности» (ЦГИА, ф. 777, оп. 3, 1881 г., № 8, лл. 7—8).

(2) Г. Н. Потанин. Из истории провинциальной прессы (ОЗ, 1881, № 3).

Михаил Веллер: "Хоть тушкой, хоть чучелом"
65 лет назад в СССР был принят закон, устанавливающий смертную казнь за побег за границу.

Был старый анекдот: турист задоставал экскурсовода своей простотой.

-- А вот это кремлевская стена...

-- А зачем на ней зубцы?

-- Чтоб сволочь всякая не перелезала!!!

-- Откуда?

Проведению всех великих социальных экспериментов всегда мешала несознательность народа. Это тупое быдло, не понимающее своей пользы, хотело жрать, пить, иметь собственность и безответственно высказываться по разным вопросам. А также норовило отвертеться от почетного права отдавать жизнь за царя, генсека и победу мирового коммунизма.

В ослеплении величием державы многие граждане думали, что эмиграцию изобрели большевики. Сначала они вынашивали свои замыслы в Швейцарии, а потом народ (буржуи, интеллигенты, ученые, белогвардейцы, офицеры и т.д.) драпал от них от Харбина до Берлина -- во все стороны, где просвет видел.

Да нет. За двадцать лет, предшествовавших Первой мировой, из Российской империи эмигрировали почти шесть миллионов человек: украинцев, русских, евреев, поляков. В основном это были крестьяне. Ехали в США, Канаду, Аргентину, Австралию.

Надо сказать, что при проклятом царизме выдача загранпаспортов не была полуавтоматической процедурой. Ничего особенно хорошего от выезда своих граждан за границу российские верхи никогда не ждали. Это повелось еще с той поры, когда князь Курбский повел экспедиционный корпус в Польшу. Корпус ушел на запад, и еще долго Иван Грозный слал письма вслед, коря, совестя и уговаривая вернуться.

Разбегался народишко при Иване, разбегался при Петре. Безлюдели целые волости. Но только Коммунистическая партия, вдохновитель и организатор всех наших побед, пресекла этот бардак.

Впервые в истории страну обнесли колючей проволокой и окружили вооруженной стражей не для того, чтобы препятствовать проникновению чуждых элементов извне, а чтобы свои не разбежались из собственной страны. Государство по принципу зоны.

Читать полностью... )

Эту фразу тоже любят приписывать М.Е.Салтыкову-Щедрину (а также многим другим). И вот что интересно, в России фраза восходит опять же к Петру Андреевичу Вяземскому (кстати, близкому другу и постоянному корреспонденту А.С.Пушкина):
"Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение." 

Более полное разыскание выглядит так:
В России суровость (строгость) законов умеряется их неисполнением.
Ранняя форма этого изречения в записи П. А. Вяземского: «Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». [Вяземский-1963, с. 24]. Имелся в виду Петр Иванович Полетика (1778—1849), чиновник Министерства иностранных дел.
Изречение, возможно, восходит к западноевропейским источникам. Жермене де Сталь приписывается высказывание: «Самое развращающее сочетание — это сочетание кровавого закона с благодушным исполнением». [Макаров Н. П. Энциклопедия ума... — СПб., 1878; переизд.: М., 1998, с. 150]. Также: «В Англии так почитают законы, что никогда не изменяют их. От затруднения избавляются, не исполняя их». [Хоромин Н. Я. Энциклопедия мысли. — М., 1994, с. 169 (анонимное изречение)].

Так что во-первых, не все в России о России сказал Михаил Евграфович (коего я весьма уважаю, хотя и мало читал в полном объеме); во-вторых, о плохих законах и их (не)исполнении заговорили задолго до России в просвещенной Европе, откуда следует, что не все так безнадежно для нас.
Интересное исследование провел [livejournal.com profile] polesh_chuk в своем посте Кто пустил "цитату" Салтыкова-Щедрина о том, что русские пьют и воруют?

Если кратко, то такого высказывания у самого Салтыкова-Щедрина не обнаружено, хотя он много чего такого аналогичного мог бы сказать. Хронологически фраза восходит к Петру Андреевичу Вяземскому, человеку безусловно интересному и вне этого контекста. Он оставил замечательные заметки типа исторических анекдотов (аналогичные есть и у А.С.Пушкина). В Старой записной книжке он приписывает эту фразу Карамзину:
"Карамзин говорил, что если бы отвечать одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут. Он был непримиримый враг русского лихоимства, расточительности, как частной, так и казенной. Сам он был не скуп, а бережлив; советовал бережливость друзьям и родственникам своим; желал бы иметь возможность советовать ее и государству. Ничего так не боялся он, как долгов, за себя и за казну. Если никогда не бывал он, что называется, в нужде, то всегда должен был ограничиваться строгой умеренностью, впрочем (как сказано выше), чуждой скупости: напротив, он всегда держался правила, что если уж нужно сделать покупку, то должно смотреть не на цену, а на качество и покупать что есть лучшее. В первые времена письменной деятельности его, да и позднее, литература наша не была выгодным промыслом. Цены на заработки стояли самые низкие. Журналы, сборники, им издаваемые (Аониды и проч.), не представляли ему большого барыша и едва давали возможность сводить концы с концами. В молодости, в течение двух-трех лет, прибегал он, как к пособию, к карточной коммерческой игре. Играл он умеренно, но с расчетом и умением. Можно сказать, что до самой кончины своей он не жил на счет казны."

Затем эту фразу использовал Зощенко Михаил Михайилович в "Голубой книге":
"29. Скажем прямо: в смысле добычи денег — это ужас, что делалось на протяжении всей истории.
В свое время знаменитый писатель Карамзин так сказал: "Если б захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: воруют".
Однако мы не будем, конечно, говорить о профессиональных ворах и грабителях — так сказать, специалистах по доставанию денег, — дело это повседневное и малоудивительное. Но мы хотим обратить ваше благосклонное внимание на несколько почтенных и уважаемых фигур, воровство и грабежи которых являются некоторой, что ли, неожиданностью."

Затем эту фразу попытался вспомнить в своем интервью Александр Розенбаум:
"Еще то ли Карамзин, то ли Салтыков-Щедрин сказал: "Что будет через двести лет? Будут пить и воровать!""

А после этого знаменитую фразу уже полностью переприписали Михаилу Евграфовичу:
Салтыков-Щедрин сказал: "Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: "ПЬЮТ И ВОРУЮТ."

Вот такая история литературы. Так что надо цитировать осторожнее и "тщательнее". ( (С) другой Михаил Михайлович)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jewsejka в Эдуард Лимонов // "GQ", №9, сентябрь 2012 года
Эдуард Лимонов

И ЭТО ПРОЙДЕТ

Вечно молодой писатель внезапно осознаёт, что раньше всё было лучше.

Сейчас я немного поною. Нет, я не точен, я не буду ныть, я просто, как старый классик, как какой-нибудь Шатобриан в его Mémoires d’Outre-Tombe, поностальгирую о старой жизни.

Тех людей, мужчин и женщин, с которыми я начинал жить (я родился в 1943-м, а в сознание пришел и стал разглядывать мир где-то около 1950-го), уже нет. Те, кто был взрослый, когда я их увидел, давно вымерли.

Мужики были невозможные мачо. Грубые, мощные, с выразительными кожаными лицами, как у злых святых в фильме Пазолини «Евангелие от Матфея». Последний инвалид, бывало, гаркнет снизу со своей тележки на подшипниках — и сивухой лицо, как дракон, опалит. Лица у мужиков были у всех, как у постных зэков-насильников. Даже чиновники были лишены лоска, грубая ходячая материя, картошка какая-то тяжелая в штанах и пиджаке.

А в женщинах было всё бабье. Сейчас в женщинах столько бабьего нет. Сейчас либо мужское в женщине преобладает, либо девочкино, либо вообще бесполое. В те времена после войны каждая женщина была бабой.

Плакать умели. Сейчас разучились плакать, потому что настоящих чувств не испытывают. Плачут сейчас, как видели, актрисы в сериалах плачут, а тогда бабы плакали от сердца, от сисек, от осиротевших интимных частей, если мужик помер.

И еще люди тогда пахли, то есть у них запах был. Санитарии в коммунальных жилищах было мало, и никчемная всё, жалкая. Зато люди всласть и сильно пахли. Особенно пахли женщины, забивая запах духами, но все же их естественный пробивался. Мужики пахли табаком, водкой либо коньяком, в зависимости от социального статуса и достатка. Военные пахли сапожной ваксой и вдобавок чуть-чуть промасленным оружием.

Костюмы и пальто тогда покупали на всю жизнь, брюки штопали или латали. Человек с заплатой на колене или локте не выглядел дико. Латали даже туфли и ботинки в верхней части. Я сам ходил с такими заклеенными. Дети донашивали за отцами. Мать выпарывала кант из отцовских эмгэбэшных брюк, и я их носил, те брюки. Кастрюли тоже латали, у нас были две таких, с припаянными нашлёпками.

Всего было не вдоволь, зато вещи ценили. Игрушек у детей было ничтожно мало, зато старую куклу, измочаленную, поврежденную, дети прямо зацеловывали. Сейчас у моих детей много мешков с игрушками, поэтому нет любимых.

Ели жадно. Ели плохо. Мы, помню, после войны питались фасолью с луком и постным маслом довольно долго. Через шестьдесят пять лет от того блюда помню его замечательный вкус. А вот хлеба было мало.

Хоронить умели. Везли, бывало, через весь город на открытой полуторке, чтобы всем было видно. Большой человек умер — много людей шло, маленький — семья ковыляла за гробом, но всё открыто, и люди труп видели и о своей смертной сущности не забывали. Сейчас смерть скрывают, а это зря. Похороны военных бывали просто огненными от кумача.

Сейчас по улицам российских городов ходят другие люди. Лиц-то таких, как после войны, нет. Те были честные и простые лица. Тогда лицами гордились, сейчас лицами прикрываются.

Молодые мужчины в этом году похожи на девушек, хорошо не все. А в девушках выдвинулось наружу то, что ранее было принято хранить внутри. Многие женщины выглядят так, как будто, вскочив с постели, они забыли одеться.

У части прохожих чудаковатый вид. Раньше такие по сумасшедшим домам сидели. Сейчас себе невозмутимо шагают по улицам. Одежда стала неприлично яркой, от яркой одежды многие превратились в детей, думают, что они дети. Если бы два народа, послевоенный и сегодняшний, вывалили на одну улицу, послевоенные побили бы современных за один только несерьезный внешний вид. А девок и женщин заставили бы одеться.

Ну ясно, что в современных русских масса достоинств, однако два народа друг друга бы не поняли. Прадеды и правнуки.

Как-то быстро проходят поколения. Раньше все бабки, и девки, и даже девочки в платьях бегали. А сейчас разве что в церковь напялят — и спрячут. Жалко, что платков на женщинах нет. Он придавал им милый, честный вид, трогательный такой. Я противник всяких псевдонародных опереточных сарафанов и кокошников, но простой платочек на бабе просто за сердце берёт. Платки бы вернуть.

Мужественность мужикам возвращают обыкновенно войны. Тот, кто хоронил убитого товарища, приобретает строгую маску лица. Испытания нужны народам, чтобы они не обабились и не впали в детство.

Я так полагаю, что целых три народа за мой век сменились уже.

Послевоенные. Самые мне предпочтительные. Гордые, несмотря ни на каких Сталиных, высокомерные корявые мужчины — мачо, титаны, древнеримские герои. Ведь СССР был наш Древний Рим.

Поколение времен застоя. Уже порченое такое, ни богу свечка, ни чёрту кочерга. Поколение кинокомедий — насмешек над собой и над послевоенными титанами Древнего Рима.

Ну и то, что в последние двадцать лет появилось. Они принимают себя за детей, соответствующе одеты и всё время хотят отдыхать.

А я кто? Ну, я — как смертный Господь Бог, за ними наблюдающий.
.

Аркадий Аверченко: Случай с ревизором
— Господа, — сказал прокурор, — моя речь будет недлинна. Пусть всякий из вас встанет на место купца, предложившего преступнику взятку, и пусть всякий спросит себя: как бы он чувствовал себя, если бы то лицо, которому предлагается взятка, не взяло ее. Помимо того, что отказ от взятки означает нежелание сделать дело так, как желает этого дающий, он значит провал всего задуманного дающим предприятия, значит крушение надежд дающего и подрыв развития промышленности и торговли. Скажу проще: сегодня этот субъект отказался взять взятку, завтра он бросит пить и курить, а послезавтра — застрахует дом и позабудет поджечь его. До чего же так можно дойти? Я думаю, господа присяжные, что совесть ваша подскажет вам, как оценить поступок преступника. Я же требую для него, для этого выродка, представителя целой цепи предков-дегенератов, — наивысшей меры наказания. Я думаю, что вам даже не придется долго совещаться.

Читать полностью...
Владимир Маяковский: Гимн судье

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
орут о родине Перу.

О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, бабы
и где над венцами цветов померанца
были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде...
Но вот неизвестно зачем и откуда
на Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост, —
и вылинял моментально павлиний
великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне
гор, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
«Долина для некурящих».

В бедном Перу стихи мои даже
в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: «Те, что в продаже,
тоже спиртной напиток».

Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье...
Лишь, злобно забившись под своды законов,
живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу
и мне, и вам, и Перу.
1915

Profile

dr_jekyll44: aun aprendo (Default)
dr_jekyll44

September 2017

M T W T F S S
    1 23
4 5678910
11121314151617
18 19202122 23 24
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 2017-09-24 19:31
Powered by Dreamwidth Studios